Кто платит цену за товары? Влияние низких цен на сырьевые товары на граждан в Монголии

Автор Oliana Valigura на Июль 28, 2015

Photo: Herry Lawford, Creative Commons license

Монгольское правительство попросило своих граждан «потуже затянуть пояса» перед лицом надвигающегося экономического кризиса, после того, как наблюдалось резкое падение государственных доходов. Учитывая, что почти 90 процентов экспорта Монголии приходится на полезные ископаемые, такие как медь и уголь, продолжающееся падение цен на сырьевые товары на международных рынках нанесло серьезный удар по экономике страны. В добавок к сказанному, валюта Монголии подверглась девальвации почти на 20 процентов за последние 12 месяцев.

Это привело Монголию к необходимости, стремиться к экономическому росту за счет правовых реформ, особенно, используя свой самый драгоценный капитал — природные ресурсы — как механизм решения проблем, вызванных нынешним экономическим кризисом. Создание надлежащей правовой среды для содействия экономическому росту имеет логический смысл, но кто расплачивается за такие благоприятные для инвесторов реформы?

Первой целью новой, благоприятствующей инвесторам политики, был закон об экологии, который монголы называют «законом с длинным названием», в действительности же являющийся законом о запрещении проведения разведки полезных ископаемых и горнодобывающей деятельности в районах верховий рек, в защищенных зонах водохранилищ, и в лесных угодьях. Этот закон направлен на защиту водных источников от горнодобывающей деятельности путем установления зон безопасности, определяемых Министерством охраны окружающей среды и туризма при сотрудничестве с Монгольским природоохранным советом граждан, и утверждаемых местными органами власти. Эти зоны были установлены в диапазоне 200-1000 метров, что превосходит 200-метровый предел зон безопасности, предписанный Законом о воде, следовательно, защищали 30% земли вокруг рек и лесов в Монголии. После вступления закона в силу в 2011 году, 242 горнодобывающим компаниям, которым были выданы лицензии на добычу, пришлось приостановить свою деятельность.

С помощью новых поправок, зоны безопасности должны быть сведены к 50-200 метрам от берега — в отличие от того, что было первоначально определено в 2012 году — что в итоге делает их бесполезными. Никто не может контролировать точное расстояние между горнодобывающими работами и рекой. Источники воды, как основа будущего процветания страны, находятся под угрозой загрязнения, и, скорее всего, будут уничтожены в ходе будущих работ по добыче. Поправки также позволяют проводить работы по добыче в лесных районах с условием, что будут посажены 10 или более саженцев вместо каждого срубленного дерева.

Эти поправки были направлены на служение интересам регистрированной в Канаде горнодобывающей компании «Centerra Gold», которая не могла разрабатывать свой золотой рудник в местности Гатсуурт из-за близости к реке Гатсуурт и лесным районам. Чтобы отстоять этот закон, группа активистов гражданского общества начала голодовку на центральной площади Улан-Батора перед парламента. В результате 12 дней забастовки была сформирована рабочая группа по оценке воздействия горнодобывающего проекта «Centerra». Но вместо приведения работ на шахте Гатсуурт в соответствие с законом, правительство Монголии обошло собственную правовую систему, объявив Гатсуурт так называемой «шахтой стратегического значения», поставив ее за рамками закона.

В то время как правительство Монголии спешило подписать новые контракты с «Centerra Gold», произошел еще один случай. Переговоры с трехсторонним консорциумом, состоящим из китайского «China Shenhua Energy Co Ltd», японского «Sumitomo Corporation», и монгольского «Energy Resource LLC» (ООО «Энергоресурсы») в качестве стратегического инвестора прииска Таван Толгой — одного из крупнейших в мире неиспользованных угольных месторождений – очень скоро приняли непрозрачный и политизированный характер. Проект соглашения не содержал каких-либо положений о защите интересов местного населения и окружающей среды, равно как и положений о социальных последствиях. Соглашение выглядело так, как будто было разработано компаниями без значимого участия правительства или граждан страны. После проявления резкого недовольства общественности соглашение было отозвано и отослано на предмет дальнейшего рассмотрения. Между тем, парламент до сих пор тянет с принятием законопроекта о «Фонде наследия будущего», предусматривающего сохранение определенного процента доходов от добычи полезных ископаемых в иностранные активах — во благо будущих поколений. Законопроект был внесен в парламент 13 октября 2014 года. Обсуждения все еще продолжаются, а четкого срока их окончания, тем временем, нет. Как говорит Эрдэнэчимэг Дашдорж из «PWYP Монголии»:

«К тому времени, когда парламент, наконец, решит действовать и примет закон, может уже не остаться никаких доходов от добываемых ресурсов, которые могли бы обеспечить будущее наших детей и внуков».

«Вот три интересующих нас вопроса: кто расплачивается за решения правительства? Мы, граждане, или частные интересы бизнеса» — продолжает Эрдэнэчимэг.

В то время как ведётся такая интенсивная эксплуатация природных ресурсов страны, действительно ли думают люди, принимающие решения, о будущих поколениях? Что мы оставим нашим последующим поколениям, если страна продолжит вести дела в привычной манере?

Такие страны, как Норвегия, на собственном примере показали, что сбалансированное и мудрое управление ресурсами может принести пользу всем – как гражданам, так и предприятиям. Таким образом, PWYP Монголии спрашивает у «власть имущих» Монголии: «Вместо служения интересам бизнеса, игнорируя местные общины и пренебрегая окружающей средой и, в конечном счете, усиливая «ресурсное проклятие», не пора ли обратить вспять такое поведение и служить интересам страны?»

The PWYP blog section showcases the diverse views and experiences of PWYP members and partners around the world. All views and statements in this blog section represent those of the authors, and do not necessarily reflect those of Publish What You Pay.

css.php